Вернуться к Книга памяти города Лабытнанги

Тайшин Павел Федорович

Информация

Дата и место рождения: 1925

Колхозник, б\п. Вернулся. 


Награды

Орден Отечественной войны II степени

Орден Отечественной войны II степени


Воспоминания Тайшина П.Ф.

Коротко моя фронтовая дорога.

Я призвался в Салехардском военкомате на военную службу 25 мая 1943 года. С Салехарда на пароходе в Омск. Омск в то время областной центр был. С Омска в Бердск Новосибирской области.
Вот в Бердске мы проходили обучение молодого бойца до 7 ноября 1943 года. С начала ноября нас обмундировали зимней одеждой. И 7 ноября 1943 года после праздничного парада мы отправились маршем на станцию Бердск.

Мы ехали в телячьих вагонах на запад, за Москвой немецкие самолеты всё ещё бомбили железную дорогу.

Не доезжая Киева наш поезд разбомбило и мы пошли пешком по колено в грязи, земляные дороги все раскисли. Немцы кидали свою технику, машины, даже обозы по украинским дорогам.

Киев был освобожден в ноябре 43-го нашими войсками. И гнали немцев на запад по раскисшим дорогам Украины.

В начале декабря на нас напала чесотка и вся наша маршевая рота заболела этой заразной болезнью. И мы в каком-то местечке стояли и лечились почти два месяца - декабрь 1943 и январь 1944. Потом опять мы пошли на запад по раскисшим дорогам Украины и повидали много ужасов. Убегая немцы под натиском Красной армии всё уничтожали, расстреливали людей, животных и поджигали деревни и города.

Первый бой мы приняли на Львовском направлении. Нашу маршевую разбило и я попал в медсанбат, меня слегка контузило. После медсанбата я попал на Южный фронт в Молдавию, на Ясско-Кишиневское направление. Наконец то мы прибыли на фронт.

Здесь мы стояли в обороне на Ясско-Кишиневском направлении с 25 апреля по 20 августа 1944 года, 4 месяца.

Немец каждый божий день долбил нашу оборону артиллерией, бомбил самолетами и бросал в атаку пехоту с танками. Но мы все это выдержали. Я не знаю когда мы спали и кушали. Днем бои до заката, в ночи копаем траншею каждую ночь.

Меня в июле контузило и я попал в медсанбат на две недели и опять на передовую. 20 августа наша артиллерия заговорила с 4-х часов до 12 часов дня и мы пошли вперед на запад. Это был 7-й Сталинский удар по счёту. И тут же румынская армия капитулировала и повернула своё оружие на немцев.

В Румынии я заболел малярией, я уже с одной ногой был там. На моё счастье попалась румынская женщина, которая меня поставила за один день на ноги. И я опять на фронте.

Мы освобождали Румынию, Венгрию и Чехословакию.

За это время я был дважды ранен. В Венгрии меня ранило 11 ноября 1944 года. В Чехословакии 14 апреля 1945 года меня ранило, лежал я в чехословацком городе Брно в нашем военном госпитале. И мы встретили День Пробеды в г.Брно в госпитале.

Но для нас ещё оказывается война не кончилась. С Чехословакии мы поехали на Дальний Восток, приехав на станцию Чойболсан в Монголии. Мы заняли позицию на границе китайско-монгольской. И 9 августа 1945 года мы пошли штурмом на японских самураев. И 3 сентября 1945 года японская квантунская армия капитулировала. На этом 2-я мировая война закончилась.

Я участвовал на западе на Втором Украинском фронте, на востоке Забайкальский фронт.


Случилась беда с нами. При форсировании быстроводных рек унесла вода наши одежды вместе с нашими документами, заслугами, справками о ранениях. Многие из нас остались без ничего. Самое главное без документов и без наград.

Последняя река оказалась самая бурная, вытекающая из Хинганских гор. По команде командира одежду снять и перенести на руках при переходе рек. Вот таким образом мы и остались ни с чем.
У меня было три медали, у других по много было, река всё проглотила.

В общем в этот небольшой промежуток войны у нас погибло много солдат.
При переходе сухой степи без воды погибли многие ребята и при переходе рек. В Хинганских горах мы с боями взяли два состава японцев.
Потом мы пришли на железнодорожную станцию г.Кайлу. Отсюда мы поехали в город Порт-Артур где я отслужил до 1950 года послевоенных лет.

В первую очередь в 1946 году начали демобилизовывать стариков воевавших и служивших на западе и на востоке. Потом мне прислали документы из Салехарда или из Аксарки, что я и есть тот самый Тайшин. Потом уже мне выдали множество справок о получении наград по месту жительства. Я отдал все справки в Салехардский горвоенкомат по возвращении из армии. Потом я узнавал про эти справки, мне ответили, что мои справки не сохранились. В общем мои ранения признали легкими, а меня годным к военной службе. Так я и тянул лямку военной службы до 1950 года. в 1949 году приехали мои земляки, Демка Терентьев и Филька Канев. А мы ушли на войну вчетвером и из Илвала один, его звали Серафим. Из Лабытнанги Чупров В.В., Пастухов Алексей Федорович, Витязев Николай Александрович и я. С войны не вернулся только Серафим.

Вот в основном всё, многое забыто.



Статья в газете «Вестник Заполярья»

Победа. Год 50-й.

«Эх, дорожка фронтовая...»

Давно отгремели бои и залечены раны. Много лет прошло с той поры, когда Павел Федорович Тайшин (уроженец Лабытнаног) сменил солдатскую шинель на рабочую спецовку. Но те фронтовые дороги остались в памяти навечно. Повестку по личному заявлению (а шел ему тогда 17-й год) получил в июне 1943.

«С Лабытнаног тогда призвали нас 5 человек, - вспоминает он. - Переплавляли нас до Облорска (Салехарда) на бударке (лодке). Прошли там медкомиссию, и до Омска через Тобольск добирались на пароходе «Орджоникидзе». В Омске по железной дороге ехали до Новосибирска, а далее шли пешком до войсковой части. Ещё в Лабытнангах нас учили окопы копать, стрелять в цель, бросать гранаты (деревянные, каждый сам себе строгал), учили ползать по пластунски, переносить раненых на руках...
В войсковой части мы закрепили знания, полученные дома. Наряду с учебными занятиями помогали колхозникам косить сено. Уже осенью нас отправили в Москву. Везли нас в «телячьем» вагоне по пятьдесят человек в каждом. Раз в день мы получали горячую пищу. Из Москвы нас направили в Киев. Здесь уже мы получили на день по 100г. черного хлеба и фуфайку на каждого. Выехали мы ночью. Ночью - едем, днем - стоим. Во время стоянок бежим гурьбой до ближнего населенного пункта. Бабушки нас накормят - хорошо, нет - ничего не поделаешь. По дороге даже сырой картофель ели. Были и среди нас разные люди. Некоторые насильно отбирали продукты у тех же бабуль, которые их кормили.

Многие до Киева не доехали: разбомбили поезд. На наших глазах взорвалось два вагона с девчатами. Был по дороге такой случай: молодые, неопытные солдаты втащили в вагон ради интереса противотанковую мину. Она казалась красивая, необычная на вид. Взорвалась. Полвагона нашего брата погибло еще не понюхав пороха войны.

На Украине мы попали в «мешок» (в окружение). Всю колонну разгромили. Оставшихся в живых командир повел на юг. Два месяца жили в деревне, нас использовали как охрану (охраняли сахарный завод и картофелехранилища). Оттуда направили на Южный фронт.

Фронт... Страха уже не испытывали, насмотрелись всякого. Пулеметом косили, не считали сколько убили. С 1 мая до 20 августа находились в обороне, а с 21 августа 1944 перешли в наступление в составе 2-го Украинского фронта. Там меня контузило. Месяц пробыл в санбате. После попал в разведроту. Таскали «языка». По 4 человека ходили в разведку, тащили немца на себе. Так дошли до Румынии. Там я заболел малярией. В деревне меня вылечила румынка. Ухаживала, белье стирала.
В сентябре - опять фронт. Форсировали реку Чило. 11 ноября 1944 г. опять был ранен, только уже на территории Венгрии. После госпиталя - снова бои.

Очень памятным остался для меня День Победы. Были мы в Чехословакии. Помню лежу в госпитале в г.Брно, рядом - тяжело раненый боец. Стало ему плохо, и я пошел искать медсестру. Вижу - салют! Все радуются, смеются, плачут, а я, ничего не понимая, бегаю по этажам, прошу оказать помощь умирающему солдату...

После выздоровления меня направили Восточный фронт. Запомнилось, как наш состав встречали на Украине. Незабываемо приятное осталось чувство.

До Маньчжурии добирались через степи.. Жара стояла под 45 градусов. Мучила жажда. В дороге многие погибли.

В Порт-Артуре я уже считался кадровым бойцом. Вскоре семейных фронтовиков начали отправлять домой. И, наконец, пришло и мое время: 4 июня 1950 г. участников войны 25-го и 26-го годов рождения демобилизовали. С Порт-Артура на Владивосток, потом Тюмень, Тобольск, Салехард...

Из Салехарда не заезжая в Лабытнанги, Павел Федорович направился в рыболовецкую бригаду колхоза «Красная Звезда» и принялся за работу. Сирота, родных не было, нужно было зарабатывать на жизнь. Уже позже он создал семью и переехал в Воркуту, где живет и поныне.

Статья в газете про Тайшина П.Ф.

Постоянная ссылка на это сообщение: https://museumlbt.yanao.ru/kniga-pamyati-goroda-labytnangi/tajshin-pavel-fedorovich/