Вернуться к Книга памяти города Лабытнанги

Путилин Иван Александрович

Информация

Дата и место рождения: 04.12.1924

Кем призван: Череповец  август 1942 г

Где и кем воевал: Сержант. Служба в СА с августа 1942 по март 1947. Участвовал в войне с января 1943 г. по май 1945 г. в составе 200 гвардейского стрелкового полка 68 гвардейской стрелковой дивизии.


Награды

Медаль «За отвагу»

Медаль «За отвагу»

ПРО  ИВАНА,  РУССКОГО  СОЛДАТА

В селе Ливенка Красногвардейского района Белгородской области, в семье железнодорожника и колхозницы, родилось четверо сыновей. Разные их ожидали судьбы. Младший попал на Байконур, рассчитывал ракетные орбиты. Еще двое стали музыкантом и юристом. А старший избрал путь вечного скитальца – геодезиста. Но, прежде чем это произошло, ему пришлось пройти другими дорогами, кровавыми и страшными. Дорогами войны…

КАК  ИВАН  МОРЯКОМ  СТАЛ

Семья Путилиных постоянно кочевала: отец работал на строительстве вторых железнодорожных путей по маршруту Валуйки – Балашово – Пенза – Данилов – Вологда – Коноша – Архангельск. Жить приходилось в товарном вагоне, а дети все время меняли школы. Вот и решил Иван после восьмилетки пойти в фабрично – заводское училище на слесаря. К тому времени как раз началась война…

В декабре 1941 года восьмерых новоиспеченных слесарей отправили в город Полярный Мурманской области, на базу Северного флота. Ребята попали на плавмастерскую – большой корабль «Красный горн», где специальные бригады ремонтировали боевые единицы: подводные лодки, торпедные катера, эсминцы, катера-охотники. Иван Путилин попал в бригаду слесарей по ремонту быстроходных судовых двигателей – дизелей. Семнадцатилетние пацаны были на подхвате у опытного пожилого бригадира.

По прибытию на корабль у ребят приняли присягу, взяли подписку о неразглашении военной тайны, выдали морскую форму. И Иван решил: когда возьмут в армию, буду моряком! Но романтическим помыслам не дано было сбыться. Когда отремонтированные подводные лодки, готовые к походу, выводили в Кольский залив на пробег, бригадир брал с собой на сдачу объекта Путилина. Там и выяснилось, что у парня – морская болезнь… И медкомиссия Ивана забраковала: не быть тебе, товарищ, моряком!

КАК СТАРШИНА ОСТАВЛЯЛ БЕЗ КОЧЕРЫЖЕК

В августе 1942 года всем друзьям Ивана Александровича пришла повестка на фронт. Самому же Ивану восемнадцать исполнялось только в декабре, но он пошел в военкомат и напросился направить его воевать вместе с товарищами.

Но до фронта было еще далеко. Новобранцев направили в Череповец. Сердца ребят забились в волнении: они знали, что в Череповце – летная школа, а ведь раньше молодежь поголовно мечтала стать если не моряком, то уж непременно летчиком! А оказалось, из занятого немцами белорусского города Лепель было эвакуировано пехотное училище на несколько тысяч человек. Туда-то и попал Путилин с товарищами.

Получили пехотную форму, ботинки, а к ним – по семь метров обмотки на каждую ногу, чтобы вода не проникала. Скатаешь обмотку, поставишь возле ботинка, чтобы утром за пять минут после подъема успеть полностью одеться и выскочить на зарядку. Не дай Бог с кем-нибудь поссориться! Ночью тайком размотает тебе обмотки, опоздаешь – и получишь наряд вне очереди. Туалет чистить или, чего доброго, в одной нательной рубашке, по-пластунски, по снегу ползать под натянутой колючей проволокой…

Молодым ребятам все время есть хотелось. А в поле капуста была снята, только кочерыжки стояли. Вкусные, заманчивые! Наберут курсанты этих кочерыжек, в шинели спрячут. А старшина хитрость просек: заставлял всех на вечернем построении шинели расстегивать. Кочерыжки подали, ребята оставались без «дополнительного пайка», - ну и, естественно, злились на старшину. Был грех: мечтали поскорее попасть на фронт, да чтобы первая пуля зловредному старшине досталась!

КАК  ИВАН  ДО  ФРОНТА  ДОШЕЛ

Тревоги в училище были делом ежедневным: курсантов спешно грузили в теплушки, а потом давали отбой и вновь отправляли по казармам. Но однажды погрузка в вагоны завершилась настоящей отправкой на фронт: прицепили паровоз, - и айда! Сказали – под Сталинград, всем училищем…

Ехали долго. В дороге разбомбило кухню, и суточный паек на человека составлял ложку соли да двести граммов муки. Кто-то лепил лепешку и пек ее возле печи в теплушке, кто-то съедал свою пайку сырой, разведя в котелке. Так и добрались до станции Лихославль Калининской области. Там посидели в окопах без оружия, получив напутствие: не высовываться, - снайперы побьют! А потом, получив оружие, поехали дальше.

На станции Графское Воронежской области узнали, что немцев под Сталинградом окружили, и те капитулировали. Из-под героического города на станцию вышла 68-я Гвардейская дивизия, в нее-то и влилось Лепельское училище в качестве пополнения. От 200-го Гвардейского стрелкового полка, куда попал Иван Александрович, после Сталинградской  битвы осталось всего лишь пятнадцать человек. Вначале Путилину вручили автомат и приписали к 8-й стрелковой роте, а потом молодой боец получил противотанковое ружье, - образовалась рота ПТР.

У Ивана Александровича был первый номер и звание сержанта, а должность – командир отделения. Вторым номером стал узбек, здоровый парень. Пока полк в боях не участвовал, а шел за фронтом вторым эшелоном. Передвигались ночью, под бомбежками, укрывались в самостоятельно выкопанных землянках. И все время хотелось спать. Узбек шел первым, и Иван умудрялся спать на ходу, держась за ствол ПТР. Так и дошли до Полтавы, влекомые любопытством и удивленные полным отсутствием страха…

КАК ПРИШЕЛ СТРАХ…

И вот полк получил первую позицию под селом Михайловское, возле Полтавы. Село было занято немцами, и пополнение сразу ввязалось в тяжелые бои. Вокруг стреляли, убивало товарищей, и Путилин даже не думал о том, что сумеет вернуться домой живым, хотя страха по-прежнему не было. Михайловское занимали трижды, и трижды немцы восстанавливали свои позиции. В атаку наши шли по-разному. Кто кричал – «Ура!», кто  - «Сестра!», кто – «Помогите!» Одному немецкому танку удалось перебить гусеницу, и его заклинило прямо на мосту. И каждый надеялся, что подбил фашистскую машину именно он…

Медаль «За отвагу» Иван Александрович получил за форсирование Днепра, после Полтавских событий. Дальний берег Днепра был высоким, а тот, где находились наши, - низким и хорошо просматриваемым. А значит – простреливаемым… Перебирались кто на чем, в ход шли самодельные плоты. Слева от переправы виднелся разрушенный мост. И Иван Путилин подумал: понесет течением – будет за что зацепиться! На противоположный берег он перебрался удачно, а дальше был взрыв, и Ивана засыпало. Очнулся он в санчасти. Вот тогда-то и пришел настоящий страх: во время каждой бомбежки хотелось куда-нибудь спрятать голову, чтобы не задело осколком…

КАК  ИВАН  СВЯЗЬ  НАЛАЖИВАЛ

После контузии Иван Путилин отправился в свою часть пешком. По дороге его подвезли бойцы истребительного противотанкового артиллерийского полка. И предложили остаться в полку. Так Иван Александрович и поступил. Пушки в полку стояли рядом с пехотинцами, на прямой наводке, перед немцами. С участка на участок перебирались на машинах по ночам, с боями.

Назначили Путилина командиром отделения связи. С катушкой через плечо и телефонным аппаратом он обеспечивал связь от штаба до наблюдательного пункта, где сидел командир полка, и до батарей, где стояли пушки. Во время бомбежек и обстрелов из пушек и минометов провода часто перебивали, и связь надо было восстанавливать. Рядом с Иваном ребят часто ранило и убивало.

Помнится Путилину такая история. Шел сзади с катушкой связист Моисеев, а сам Иван Александрович искал место порыва провода. И вдруг рядом разорвался снаряд, осколок попал прямо в затылок Моисееву, - и боец скончался на руках у Путилина…

Так и шли наши солдаты с боями через Польшу, Чехословакию, да и Германии немного по дороге прихватили…

КАК  ИВАН  ДВАЖДЫ  ПОБЕДУ  ОТМЕТИЛ

Восьмого мая 1945 года машина связистов сломалась, полк двинулся дальше, а шофер начал спешно машину ремонтировать. Ночью заехали в деревню (а дело было в Чехословакии), хозяин вышел встречать и сообщил, что война закончилась. Вначале не поверили: уж больно горячие бои шли! А чех вытащил сложенный вчетверо портрет Сталина, развернул, - уже можно! – поставил на стол бутылку и предложил тост: «За победу!»

Утром связисты догнали свой полк. В то время в лесу оставалась действующая группировка из нескольких тысяч немцев, яростно сражавшихся и не желавших сдаваться. Полк Путилина направили на борьбу с этой группировкой.

Наша батарея из тридцати человек случайно заехала в расположение противника. Фашисты перестреляли всех, облили бензином и подожгли. Выжил только один боец. Жалко было ребят: погибли после победы! Немцы капитулировали только после 18 мая. И тогда полк, где воевал Иван Александрович, выехал в сосновый бор в тридцати километрах от Праги. Там поставили палатки, и уже 23 мая отметили Победу по-настоящему…

КАК  ИВАН  ОРЛОМ  ПОБЫЛ

Иван Александрович поверил в то, что выжил на войне, только когда в 1946 году приехал домой и увидел мать… А потом был 1947 год, голод, дома – братья с опухшими ногами. И решил Иван отправиться на заработки. Тогда по карточкам Р-1 больше всего хлеба в день – 1 кг 200 г – давали шахтерам. Иван хотел устроиться на шахту и поехал в сторону Москвы, но его сняли с поезда, – ехал-то зайцем!

На станции встретил друга, работу пошли искать вместе. Увидели объявление: принимаются рабочие в экспедицию. Начальник принял с распростертыми объятьями: «О, орлы! Давайте к нам!» Выдали сразу продуктов на месяц да по триста рублей денег, - и это в голодное время!

Оказалось, создавались геодезические отряды для крупномасштабной съемки Подмосковного угольного бассейна.

Друзья отправились в ресторан, отметить устройство на работу. Товарищ предложил Ивану: «Давай бросим эту экспедицию и уедем куда-нибудь, деньги-то есть!» Но Путилин отрезал: «В нас поверили!» На утреннее собрание пришли при орденах, и все решили: фронтовики явились! Теперь порядок будет!

КАК  ИВАН  НА  ЧУКОТКУ  ПОПАЛ

За хорошую работу Ивана Александровича послали в Москву на двухгодичные курсы геодезистов, по окончании которых предложили завербоваться на Чукотку, в Главсевморпуть. В 1952 году Путилин отправился геодезистом на самый край земли…

Путь был непростой: из Москвы до Воркуты поездом, оттуда до Амдормы – самолетом, а уже из Амдормы – другим самолетом – до самой Бухты Провидения. Иван Александрович сопровождал ценный груз: химлабораторию, всего три центнера весом. Но по дороге встретил фронтового друга, отстал от поезда, и груз ушел без сопровождающего, но до места назначения не добрался. Была пурга, и его выгрузили на Диксоне. Так что, когда Иван Путилин прибыл в Бухту Провидения, его ждало наказание. А лабораторию привезли на Чукотку только через год…

В экспедиции Иван Александрович пробыл до 1955 года и даже окончил на Чукотке среднюю вечернюю школу. Но аттестат получить не успел: младший брат обиделся, что никого из родных у него на выпускном вечере не будет. Сел Путилин на самолет и прилетел к брату! Там и со своей будущей женой познакомился…

А потом пошла жизнь полевая, - геодезическая, причем, жена делила все печали и радости с Иваном пополам. Сначала было знаменитое Тюменское Березово. Тайга, палатка, дружная бригада, - начало северной эпопеи.

После Березова Путилина направили в Сургут, но уже тогда его манили суровые северные дали, и он решил: куда первый пароход придет, туда и поеду. Первый пароход шел на Салехард. В 1963 году Иван Александрович приехал в Новый Порт, а дальше пошла работа в полевых экспедициях «Ямалгеофизики». Когда переехал в Лабытнанги, к нему присоединилась и семья.

Иван Александрович давно уже на пенсии, но по ночам ему, неугомонному, часто снится один и тот же сон. Посылают старого геодезиста на полевые работы. Отвечает Путилин руководству: что вы, я же пенсионер! А ему на это говорят сурово: надо, Иван Александрович! Надо – значит, надо… И значит, как поется в старой, доброй песне, старость его дома не застанет,  - а это здорово!


27 октября 2020 года Ивана Александровича не стало

Вечная память герою

Постоянная ссылка на это сообщение: https://museumlbt.yanao.ru/kniga-pamyati-goroda-labytnangi/putilin-ivan-aleksandrovich/